Не зря в мире существует пословица «Как корабль назовешь, так он и поплывет». Хорошее название определенно многое решает, особенно для литературного произведения. Чтобы раскрыть творческий замысел и заинтриговать читателя, писатели порой перебирают не один десяток заголовков. Так было и со многими классическими произведениями. Благодаря решению автора или случаю многие книги мы теперь знаем под совсем другими заглавиями, нежели они писались изначально.

Мы в AdMe.ru решили рассказать, как назывались шедевры мировой литературы до того, как их узнал весь мир.

«Граф Монте-Кристо», Александр Дюма

Изначально Александр Дюма писал книгу под заглавием «Я вернусь» и только потом сделал названием имя главного героя.

«Мастер и Маргарита», Михаил Булгаков

Булгаков долго метался в поисках подходящего названия для книги, перебирал варианты. В первой редакции были варианты «Черный маг», «Жонглер с копытом», «Гастроль», «Сын В.». Во второй редакции также рассматривались названия «Вот и я», «Великий канцлер», «Копыто инженера» и даже «Сатана». После третьей редакции писатель остановился на заглавии «Князь тьмы», но спустя некоторое время сменил его на окончательное — «Мастер и Маргарита».

«Золотой теленок», Илья Ильф и Евгений Петров

До публикации книги Ильф и Петров рассматривали несколько вариантов названий будущего произведения: «Златый телец», «Телята,» «Телушка-полушка», «Буренушка». Также были размышления о том, чтобы озаглавить роман «Великий комбинатор», но в итоге писатели выбрали совсем другое название.

«Гроздья гнева», Джон Стейнбек

Изначально Стейнбек планировал выпустить цикл очерков и статей о сезонных рабочих под общим названием «Цыгане периода урожая». Для работы он не раз выезжал в лагеря сезонников и наблюдал за их жизнью. Под впечатлением от увиденного писатель решает создать книгу «Дела Салатного города», которая в окончательной редакции превращается в роман и получает заглавие «Гроздья гнева».

«Матренин двор», Александр Солженицын

Первоначально писатель хотел назвать рассказ «Не стоит село без праведника», но заглавие пришлось изменить по требованию редакции. Там пояснили, что это необходимо во избежание цензурных препятствий.

«Вино из одуванчиков», Рэй Брэдбери

Когда Рэй Брэдбери принес редактору объемную книгу, озаглавленную «Памятные синие холмы», тот посоветовал ему разделить произведение на две части. Из первой, которая называлась «Летнее утро, летний вечер», получилось «Вино из одуванчиков». Вторая впоследствии получила заглавие «Лето, прощай!».

«Чувство и чувствительность», Джейн Остен

Имена главных героев становятся названиями книг довольно часто. Так случилось и с первоначальным вариантом рукописи Джейн Остен «Чувство и чувствительность». Писательница хотела озаглавить роман «Элинор и Мэриэн».

«Доктор Живаго», Борис Пастернак

Борис Пастернак начал писать роман «Доктор Живаго» под рабочим названием «Мальчики и девочки». В ходе работы он сменил его на «Свеча горела», а еще позднее остановился на заголовке, под которым мы знаем произведение сейчас.

«После бала», Лев Толстой

Первоначально Толстой задумывал рассказ с названием «Дочь и отец», потом поменял его на «А вы говорите» и уже окончательно определился, озаглавив книгу «После бала».

«Остров сокровищ», Роберт Льюис Стивенсон

Вначале Стивенсон назвал свой роман «Судовой повар», а потом кардинально сменил его на «Остров сокровищ».

«Один день Ивана Денисовича», Александр Солженицын

Когда Солженицын начал писать повесть, у нее было рабочее название «Щ-854», которое отражало лагерный номер главного героя. После, видимо, посчитав это сочетание не совсем понятным, писатель заменил заглавие на «Один день одного зека». Позднее заменили и его. По предложению главного редактора журнала «Новый мир», в котором впервые вышла повесть, книге дали более мягкое название «Один день Ивана Денисовича».

«Тимур и его команда», Аркадий Гайдар

Сейчас сложно представить, но изначально повесть Гайдара называлась «Дункан и его команда». Такое странное для советского ребенка имя было на самом деле фамилией главного героя. По задумке автора, мальчика все вокруг звали только по фамилии, как взрослого, что казалось нестандартным решением для школьной повести.

Конечно, у настоящего пионера не могло быть такого имени, и об этом Гайдару тонко намекнули. Писатель тяжело принял подобную критику, но переименовал главного героя. Он дал мальчику имя своего сына — Тимур.

«Идиот», Федор Достоевский

Произведение, которое весь мир знает под названием «Идиот», в черновиках Достоевского первоначально называлось «Князь Христос».

«Невыносимая легкость бытия», Милан Кундера

Первоначально Кундера назвал роман «Планета неопытности». Он объяснял это тем, что каждый, даже дряхлый старик, по-своему неопытен. Ведь он продолжает свой путь на Земле, не догадываясь о завтрашнем дне. Однако в последней редакции писатель решил изменить заглавие и остановился на варианте «Невыносимая легкость бытия».

«На дне», Максим Горький

Максим Горький довольно долго не мог определиться с окончательным названием пьесы. В его рабочих черновиках она значилась как «Ночлежка», «Без солнца», «Дно», «На дне жизни» и только потом обрела итоговое заглавие — «На дне».

Как вам кажется, какие названия оказались более удачными: итоговые или те, что планировались в начале?

Источник

Рубрики: Культура

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *