Кто бы знал, что маленькой девочке, которая в детстве обожала розовый цвет, уготована такая волнующая судьба. Она влияла на власти США и пользовалась уважением человека, в честь которого названа престижнейшая на сегодня журналистская премия. Благодаря ей множество людей, неспособных защитить свои права, получили надежду на светлое будущее. И это не говоря о громком замужестве. При этом сама она сейчас не слишком известна, хотя когда-то ее узнавали по всему миру. Все это — Нелли Блай.

AdMe.ru искренне восхищен силой воли и желанием улучшать мир, которые Нелли демонстрировала всю жизнь, и поэтому делится ее захватывающей историей.

Юность

Элизабет Джейн Кокрен, казалось бы, суждено было стать примерной девушкой и завидной невестой: отец ее владел мельницей и землей вокруг нее, мать происходила из богатой питтсбургской семьи. Но жизнь распорядилась иначе.

В семье было то ли 13, то ли 15 детей: источники называют разные цифры. Когда Элизабет было 6 лет, отец семейства умер, а наследство его было поделено между всеми отпрысками. Их было много, поэтому денег каждому досталось мало, Элизабет и ее матери тоже. Здесь история и начала плавно сворачивать в неожиданную сторону.

Мать девочки через несколько лет повторно вышла замуж, но новый супруг оказался жестоким и вспыльчивым. В 1879 году они развелись. И, как нередко бывало в то время со, скажем так, небогатыми девушками из хороших семей, подросшая Элизабет решила стать учительницей, чтобы зарабатывать на жизнь приемлемым для женщины образом. К сожалению, сбережений не хватило на оплату даже одного семестра в колледже.

И тогда Элизабет, обнаружившая в себе интерес и талант к письму, уговорила мать переехать в Питтсбург. Девушка хотела найти работу, связанную с текстами, но это удалось ей далеко не сразу, так что какое-то время пришлось пожить в трущобах.

Начало карьеры

Элизабет получила желанное место так: в газете Pittsburgh Dispatch вышла статья, в которой говорилось, что женщины годятся только для деторождения и ведения домашнего хозяйства, и девушка так возмутилась, что отправила в редакцию письмо, в котором разнесла материал в пух и прах. Редактор решил, что этот пыл стоит направить в более продуктивное русло, и «Одинокая сирота» — так Элизабет подписала письмо — была зачислена в штат.

Первая ее статья рассказывала о работающих женщинах Питтсбурга. Вторая — о разводах, и во время работы над ней девушка выбрала более звучный псевдоним — Нелли Блай. Так называлась популярная в то время песня Стивена Фостера. Нелли продолжила освещать остросоциальные темы, и в итоге сверху на редактора надавили. Он заставил девушку вести колонки о моде и светской жизни — привычных женских сферах.

Но Нелли этого было мало, и она уехала к Мексику, взяв с собой мать в качестве компаньонки. Но та вскоре вернулась домой, и Нелли — еще одно нетипичное для девушки того времени решение — отправилась дальше в одиночестве. Она присылала в газету рассказы о местных обычаях и еде, а заодно о бедности, коррупции, притеснении бедняков, и в итоге дописалась до того, что ее выслали из страны. Статьи из этой поездки потом были опубликованы отдельным сборником под названием «Шесть месяцев в Мексике».

После этого настало время покорять «Большое яблоко»: Нелли переехала в Нью-Йорк и устроилась к самому Джозефу Пулитцеру (да, премия появилась благодаря ему) в газету New York World.

Здесь она начала с того, что притворилась сумасшедшей и сделала вид, будто понимает только испанский язык. Врачи признали ее душевнобольной и отправили в печально известную лечебницу на острове Блэкуэлл. Чтобы выбраться оттуда, ей понадобилась помощь адвоката.

Через 10 дней Нелли вышла на свободу и написала разгромную статью, приведшую к огромному скандалу. Ужасные условия, в которых содержались пациентки, отвратительное обращение со стороны персонала, то, что некоторые женщины явно оказались здесь из-за незнания английского языка или другого вероисповедания, — все это Нелли показала честно и без капли пощады, заодно предложив ряд реформ. После публикации власти под давлением общественности занялись улучшением условий в подобного рода учреждениях, а финансирование Департамента общественной благотворительности и исправительных учреждений заметно выросло. Многие реформы, предложенные Нелли, были реализованы, сама же она получила прозвище Леди Сенсация.

По мотивам этого случая было снято 2 фильма. Нелли в нем сыграли Кристина Риччи и Кэролайн Барри соответственно.

Кругосветное путешествие

В последующие годы Нелли писала о рабском труде на фабриках и проблемах в тюрьмах, разоблачала торговцев детьми и коррупционеров. Она брала интервью у Беллы Локвуд, которая баллотировалась в президенты, и трех первых леди (Грант, Гарфилд и Полк).

Но этого было недостаточно, и Нелли решила превзойти Филеаса Фогга, главного героя книги «Вокруг света за 80 дней», написанной Жюлем Верном. Редактор идею одобрил, и 14 ноября 1889 года Нелли отправилась в путь. Весь ее багаж состоял из сумки и пары платьев.

Корабли, поезда, китайские лодки, рикши, лошади, ослы... Через 72 дня, 6 часов, 11 минут и 14 секунд она прибыла обратно. Из Сан-Франциско в Нью-Йорк ее привез специальный поезд, нанятый редакцией газеты. Путешественницу встречал духовой оркестр, в честь нее запустили фейерверки.

Отчеты о ее поездке выходили в New York World ежедневно, а когда читателям было предложено угадать время, которое займет путь, в ответ пришло около 1 млн предположений. Но одна телеграмма выделялась даже в этом обилии: «Я нисколько не сомневался в успехе Нелли Блай. Она показала свое упорство. Ура в ее честь! Жюль Верн».

С писателем Нелли встретилась во Франции. В ее маршруте также значились Англия, Италия, Суэцкий канал, Цейлон, Сингапур, Гонконг и Япония. Статьи об этой поездке послужили материалом для следующей книги.

Слава и замужество

После кругосветки Нелли стала, пожалуй, наиболее узнаваемой женщиной Америки, и это закрыло ей путь в любимый журналистский жанр — расследования. Незапоминающиеся фантастические рассказы и освещение громких событий — вот что ей оставалось. И в 1895 году она уехала в Чикаго, где встретила Роберта Симена — миллионера, промышленника, 70-летнего старика. Нелли же был 31 год (она настаивала на 28).

Они поженились всего через 2 недели после знакомства. Неудивительно, что взрослые уже дети Симена, как и его предыдущая пассия, были категорически против этих отношений. Но, несмотря на почтенный возраст, Роберт не уступал новоиспеченной супруге темпераментом. Когда она уехала освещать конгресс суфражисток, он нанял человека и отправил за ней. Но Нелли заметила слежку, устроила арест того мужчины и вдогонку выпустила статью о том, каким должен быть хороший муж. Сейчас это было бы обыденным, но не тогда.

Еще через год она написала, почему женщины должны воевать в американо-испанской войне, и оставила журналистику на 16 лет.

Поздние годы

Что она делала в это время? Сначала мирно жила с мужем и помогала вести дела его компании Iron Clad Manufacturing Co, производившей эмалированные изделия. После смерти Роберта Нелли возглавила производство. На первых порах дела шли хорошо, но позже обнаружилось, что не всем сотрудникам стоило доверять. Хищения и суды довели компанию до банкротства, а Нелли вынудили вновь заняться журналистикой, а потом и бежать в Австрию. Туда, где как раз разгоралась Первая мировая война. Нелли писала о ней для американского New York Evening Journal.

В 1919 году Леди Сенсация вернулась в Нью-Йорк и кое-как вернула себе остатки имущества. Она продолжила писать: вела колонку советов, стала помогать сиротам с поисками приемных семей и даже сама усыновила ребенка.

Когда пневмония и сердечная недостаточность забрали 57-летнюю Нелли, в некрологе написали, что она «была лучшим репортером Америки».

Источник

Рубрики: Культура

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *